Автор «счастливых людей» снял документальный цикл об алтае

От Холмогор до Колы – 33 Николы

Никола — Морской бог. Так называли и называют поморы св. Николая Чудотворца, которого во всем мире признают покровителем мореплавателей. О том, на сколько был почитаем этот святой, свидетельствуют записи французского врача и путешественника де Ламартиньера, который в 1653 году посетил Русскую Лапландию. Жителей Колы он назвал «николаистами», поскольку «в каждом жилище видел икону Николая Угодника». Что не удивительно – Николая считали скорым помощником. Оказывается, когда молишься Богоматери и разным святым, они твою молитву понесут Богу, и уже от Бога получишь милость. Но Николе «вперед милость дана». Так что если дело срочное – лучше просить у Николая. Однако хоть святой исцелитель и освободитель, однако в поморском представлении он мстителен и обидчив будто языческий бог.

Новгородский дауншифтинг

Первыми сюда добрались новгородцы и ростовчане, ушедшие искать лучшей жизни. В XIII веке новгородцы оставляли малоурожайную землю и шли на север, к богатым ресурсами лесам и водоемам, которые не только давали переселенцам материал для строительства домов, одежду и пищу, но и способствовали развитию торговли уникальными товарами. Они принесли на Север свои законы и порядки, но при этом присматривались к местному населению, перенимая лучшие практики хозяйствования.

Переселенцы активно осваивали территории, основывая поселения различных типов.

Погост — самый ранний тип поселений Севера. В нем строился храмовый комплекс или церковь, проводились мирские сходы, сюда приезжали торговцы.

Деревней считалось земледельческое поселение сначала в 1–3 двора, а позднее в 10–15 дворов.

Центральное поселение с церковью именовалось селом.

Починком (новг. почин — «новое поселение») называли мелкое поселение, отделившееся от старой деревни из-за нехватки пригодных для сельского хозяйства земель.

Суперфуд Русского Севера

Северный крестьянин мог бы стать популярным healthy-lifestyle-блогером, ведь его рацион преимущественно состоял из рыбы, ягод, грибов и квашеного молока.

Крестьяне Севера совершенно не зависели от урожая на регулярной пашне:

Хлеб не был ключевой составляющей рациона и заменялся пихтовой и сосновой корой или болотными растениями. Основная причина, по которой крестьяне других регионов России не знали о полезных свойствах такого продукта, — практически полное отсутствие в Южной России болот.

Болото. Источник

Зачастую путешественники, бывавшие в северных губерниях, расценивали эту практику или как признак дикости, или как свидетельство крайней нужды. На самом же деле использование дикорастущих хлебозаменителей было широко распространено среди всего населения: от нищих безземельных крестьян до обеспеченных горожан.

Кроме ягод и грибов следует упомянуть сосновый сок, то есть молодой весенний сосновый луб:

Исландский мох также играл роль хлебозаменителя. Он горький на вкус и требует особого приготовления. Однако его употребление было сертифицировано и рекомендовано государством.

Рецепт приготовления исландского мха прост:

Вехка (белокрыльник болотный, прост. — «житница», «хлебник», «хлебница») являлась неотъемлемой частью рациона помора. От названия этого растения произошли имена 14 рек и озер Вологодской губернии, хотя гидронимы, основанные на названиях трав и растений, почти не встречаются. Способ приготовления вехки следующий: «Высушенное и вымоченное в воде корневище примешивается к ржаной муке и идет в хлеб, откуда и название хлебница». Достоинства вехки — большая биомасса на заболоченных площадях и быстрый цикл восстановления, она легко обнаруживается и просто собирается. Ежегодный нарост крахмалистого корневища составляет 40 сантиметров. До начала XIX века это растение занимало место картофеля в рационе поморов.

В рационе крестьян встречались также растущий по берегам манник, корневища ириса, кувшинка белая и кубышка желтая («одолень-корень», так как считалось, что она одолевает нечистую силу), рогоз, пшеничка, сырые стебли боба, печеные корневища чакана, корни таволги и сусака.

Обед помора состоял из редьки с квасом, соленых груздей и волнух, разведенных водой или вареных («грибницы»), брусники и толокна. Соленые рыжики вместо груздей и волнух считались изысканным блюдом и в ежедневном рационе присутствовали лишь у зажиточных людей. Они же употребляли в пищу соленую рыбу — уху из трески или сельди. Местные также включали в рацион овес и ячмень, много брюквы, грибов и ягод. Овес употреблялся в виде холодных щей (жидкой кашицы из овса) и киселя; капусту ели пареную, поэтому местное население не было знакомо с квашеной капустой и кислыми щами. Ячмень шел на хлеб и пироги. Каждая постная трапеза венчалась блюдом с брусникой. В непостные дни употребляется мясо и кислое молоко (творог, свернутый из молока посредством нагревания, сваливали ежедневно в одну кладь, где он закисал). Мясо ели редко, на столе его заменяла летятина (дичь). Перец и лук — единственные приправы на столе помора. Воскресный чай — для богатых. ⁠

Изба изнутри. Источник

«Жёнки, большухи», или Северорусский феминизм

Общество Русского Севера — это пример гендерно равной модели общежития среди прочих сообществ Руси. Здесь муж и жена грамотно распределяли обязанности — жили вупряг (наравне).

На период ожидания «мужиков» с промысла женщина оставалась полноправной домоправительницей и главой всей семьи, ее так и кликали — большухой. Поморские женщины ревностно относились к своему статусу и слово «баба» считали оскорбительным:

Жизнь на Русском Севере требует особого отношения к семейному укладу: поморы считают семью «высшей ценностью и олицетворением жизни согласной».

Поморские женки и поморская семья, 1887 год. Источник

Язык

Если судьба забросит вас на Русский Север, на Поморские земли, и посчастливится повстречать настоящего помора, будьте готовы, поддержать разговор. Сразу предупредим: истинные поморы не говорят на русском литературном. Свой язык северные мореходы называют «поморьска говоря».

Чтобы не попасть в неудобную ситуацию и не поставить в тупик северного собеседника, запомните несколько правил коммуникации с помором.

  • Поморы «цокают»: звук «ч» в говоре традиционно произносится как мягкое «ць»: улиця, коцька, доцька, цепахи, руцёй. Кроме того, поморы не знают и звука «щ»: он заменяется двойной «шш».
  • Поморы никогда не «работают». Они «робят».
  • Не задавайте северным людям вопросов, начинающихся с «почему». А то можете получить в ответ «по качану». Любознательность поморы проявляют словом «пошшо». Кстати, слова «потому» тоже нет в поморьской говоре.
  • Не разбрасывайтесь в разговоре отрицательными частицами. Поморы говорят «нет», только когда кому-то отказывают. Например, «Нет, мне это не нужно». Поэтому, если у вас спросят денег, отвечайте по-поморьски: «У мя денег нема».
  • Будьте аккуратней с определениями. В поморьской говоре не существует окончаний «ий», «ый». Вместо них употребляются «ой», «ёй». Например, «зимнёй вецёр».
  • Упаси вас Всевышний употребить в разговоре слово «баба». В лучшем случае вас поправят: «Бабами сваи забивают». Запомните, у поморов «нема баб», у них «жонки».
  • Понятие «жить» у поморов имеет более широкое употребление. Например, когда мы бодрствуем, то они «живут».

  • Кроме того, вам придется привыкнуть к некоторым уникальным атмосферным осадкам, которые наблюдаются в Поморском краю: у снега и дождя здесь «нема ног». То есть они у поморов никогда «не идут». Снег «падат», а «дожжь летит» или «льёт». Кстати, машина здесь «не едет», а «бежит».

Кстати, у поморов большую роль играет тональность речи, которая заметно повышается к концу предложения. Но не надо повышать голос: поморы – люди тихие и говорят громко только в крайне раздраженном состоянии.

Между тем, надо отметить, что у каждого русского человека есть базовый запас поморских слов, которые попали к нам из говори: сёмга, тундра, треска, бахилы, морж, тюлень и т.д. Поморы, конечно, понимают по-русски, однако будьте аккуратнее со словами: некоторые русские слова в поморьской говоре имеют совсем другое значение.

БУРЛАК – выходец из другой области

ДОЛИНА – высокий человек

ЗНАТОК – колдун

ХАЛЯВА – неряха

НЯША — грязь

БЕСЕДА – собрание молодёжи для работы или увеселения

ГЛАЗ – окно

ОБРЯД – работа по дому

ЗАБОЙ — сугроб

ПЕЧКА (ПЕЦЦКА) – водоворот

ЯСЕНЬ – солнечная погода.

«Какой ланч — такой и бизнес»

Существование помора напрямую зависело от промысла, который играл основополагающую роль в жизни северянина — «кто на что работал…».

Наиболее рентабельным было солеварение. Соляной промысел делился на 22 усолья («варницы»). Он спровоцировал развитие металлургии, потому что для вываривания соли нужны были большие сковороды — црены. А еще варницы нуждались в постоянном сильном огне, который поддерживался дровами, что, в свою очередь, развивало лесозаготовку.

Углежогное производство также требовало дерева (промышленное лесопиление началось во второй половине XIX века) для плавки руд (ее добывали в озерах и болотах), а развитая система рек и озер способствовала удобной транспортировке.

Слюдяной промысел достиг расцвета в XVI–XVII веках. Мусковит (слюду) отправляли в Москву, где она пользовалась спросом у иностранных купцов.

Стекольная промышленность окрепла к первой четверти XVIII века, и оконное стекло стало повсеместно использоваться, что безусловно сказалось на слюдяной промышленности: добыча слюды резко упала, а затем и вовсе прекратила существовать.

Ловля жемчуга — древний промысел Карельского Поморья: необработанный жемчуг продавали скупщикам (которые отвозили его на Шуньгскую ярмарку, крупнейшую в Олонецкой губернии; ныне это Республика Карелия) либо финским мелким торговцам. Повальный лов жемчужных раковин привел к почти полному истощению этого природного ресурса.

Рыбный промысел был ключевым в экономике Русского Севера, им и морским промыслом занималась большая часть мужского населения. Добывали семгу и сельдь (50% от общего улова), летом ловили треску, семгу и навагу, весной же переходили на зверобойный промысел по причине удобного расположения лежбищ гренландского тюленя на льдинах в Горле Белого моря. Охота на морского зверя делилась на два вида — местный (бассейн Белого моря) и отъезжий (берега Новой Земли и Шпицберген).

Поморы-артель, поморы-мезень, промышленники. Источник

Развитие морского промысла требовало от судостроения постоянного совершенствования, так что на каждом поморском берегу были собственные мастера и центры судостроения.

Сельское хозяйство в жизни поморов играло второстепенную роль в силу сурового климата, сложного рельефа и больших площадей заболоченной земли. Крестьяне выращивали ячмень, рожь и картофель, урожайность которых была не больше чем «сам-четыре» (означает, во сколько раз урожай превышает посев).

Именно здесь, на Русском Севере использовался особый инструмент — коса-горбуша.

Коса-горбуша. Источник

Горбушей косят в две стороны, так, чтобы переворачивать рукоять на лету. Делали горбушу под человека — под его рост и руку. Были они мужские, женские и даже детские. Горбуша косит траву так, что она складывается равномерным слоем и не нужно разбивать ее для просушки. Из-за особенности использования горбуша позволяет аккуратно выкосить траву вокруг кочек, деревьев, а также по склонам оврагов. На юге ее не знали, что подтверждает технологическую дихотомию Север — Юг.

Может быть интересно

В начале XIX века Карельское Поморье заполоняет картофель, что останавливает эпидемию цинги.

В период Первой мировой войны развивается железнодорожное строительство в Карелии (Мурманская железная дорога), которое соединило Карелию с экономическими центрами страны.

Карта Беломорья. Источник

С чего все началось

— Вы окончили актерское отделение Щукинского училища, но в театре почти не работали. Сразу устроились на телевидение. А когда вы поняли, что хотите снимать большое документальное кино?

— Сложно сказать, когда пришло это осознание. С течением жизни. Сначала я работал на «Мосфильме» ассистентом режиссера, потом настали постперестроечные годы, и все развалилось. Друзья позвали меня в рекламный бизнес. Я сделал несколько роликов, какое-то число адаптаций иностранных клипов. Но реклама быстро надоела. Деньги водились, а смысл жизни терялся. Опять же друзья увлекли рыбалкой, я втянулся. И поскольку все, с кем я общался, были рекламщиками, криейторами и сценаристами, через какое-то время о нашем хобби захотелось снимать. И мы придумали передачу «Диалоги о рыбалке», ее вел Иван Затевахин, а я был режиссером. Но Иван, хоть он по образованию и биолог, сидел в студии и рыбаком никогда не был. А мы в какой-то момент поняли, что из студии вещать о рыбалке неинтересно. Вот и пришлось вести репортажи с места событий, тогда-то я подключился еще и в качестве ведущего. И пока мы ездили с экспедициями по стране, мне открывались разные люди и разные места. Да и про рыбалку мы старались рассказывать не с точки зрения на какой крючок рыбу ловить, а как об основном русском занятии, связанном с заботой о пропитании. И когда темы сошлись в моей голове воедино, я начал думать о России в целом. И о том, чем еще она живет, как выживают люди. Постепенно я пришел к пониманию того, что наша московская центровая тусня, когда нам кажется, будто все только вокруг нас и крутится, — заблуждение. И захотелось получше узнать свою страну через людей. Но уже тогда мне были интересны не города, а глубинка. Мне всегда казалось, что люди там цельнее, самобытнее, тверже; меня и сейчас не покидает эта мысль: чем дальше от очагов цивилизации, тем вольнее и приятнее дышится, и ощущения жизни более крепкие и правдивые.

Мореходы и судостроители

Уже в XII веке Поморье стало центром русского судостроения. Здесь строились ладьи, раньшины, шняки и карбасы, но высшим достижением инженерной мысли поморов стали кочи — особые суда, предназначенные для долгого плавания по северным морям. Поморский коч представлял собой деревянное парусное судно длиной 16-17 метров, шириной примерно 4 метра, осадкой не более одного-полутора метра, что позволяло ему входить в устья рек в любое время года. Коч мог взять на на борт до 30 тонн груза и до 50 человек членов экипажа и пассажиров. Характерной особенностью корпуса коча была яйцевидная форма, которую впоследствии применил на своем «Фраме» Нансен, а вслед за ним и создатель «Ермака» Макаров. При сжатии во льдах такое судно не подвергалось чрезмерным перегрузкам, а попросту выжималось вверх.

Поморы — великие первооткрыватели

Поскольку поморы много столетий вынуждены были бороться со стихией и суровым климатом осваиваемых земель, они стали одними из самых лучшим русских исследователей, имевших всё для продолжительных выходов в Северный Ледовитый океан.

Благодаря представителям этого народа были открыты новые земли, такие как Шпицберген, Северная Сибирь, Новая Земля. Эти открытия становятся первыми шагами к проложению новых важных морских путей. Появление этих маршрутов не только положительно отразилось на торговых делах самих поморов, но и расширило границы России.

Благодаря поморам в середине XVIII века были освоены Алеутские острова, Аляска. Тогда же народ начинает путешествовать к западным берегам Северной Америки. Как видите, столь продолжительные выходы в открытое море не пугали поморов (а ведь стоит учитывать и неблагоприятные климатические условия севера).

Девушки-поморы. Начало XX века

В 1812 году помором Иваном Кусковым был основан Форт Росс, что стал первым европейским поселением Северной Калифорнии. Поморы помогали утверждать власть Российского государства на новых землях, становясь первооткрывателями и покорителями ранее неизведанных территорий.

До сих пор вопрос появления поморов вызывает немало вопросов и разногласий. Одни исследователи считают их этносом, другие — субэтносом, что сформировался из переселенцев. На мой взгляд, поморов можно считать русскими, что подтверждается и генетическим изучением их представителей.

Однако они действительно смогли стать самостоятельным уникальным народом, сложившимся из жителей различных городов, сёл и регионов, а также коренных этносов Поморья. Сегодня, как и прежде, своей родиной поморы считают земли Русского Севера, некогда покорённые их стойкими предками.

Редактор: Дарья Нессель

Одежда

Поморы на протяжении нескольких столетий были инноваторами в русском традиционном костюме. Они первые повязали шейный платок и надели клетчатую рубаху. Было, что перенять из поморского гардероба и европейцам. В те времена не было более функциональной и продуманной одежды, которая подходила для мореходства по северным широтам. Элементы поморского костюма перенимали английские, голландские, норвежские моряки. От них «поморские тенденции» распространялись по Западу. Это наверняка отметят те люди, кто пристально следит за развитием сегодняшней моды.

Цибака

Краеугольный камень поморского гардероба. Шапка-шлем с длинными до пояса ушами.

Совик

Поморская куртка с капюшоном. Совики шили только из шкур морских животных, поэтому они были весьма водостойкими.

Бузурунка

Короткая кофта из грубой серой шерсти. Ее поморы подглядели у голландских моряков, заходивших в Холмогоры. Название тоже происходит от голландского boezeroen – блуза. Интересно, что бузурунки вязали только мужчины.

Типаха

Летняя повседневная шапка. Шилась либо из сукна, либо из нерпичьей шкуры.

Окуток

Поморы стали первым российским народом, кто начал носить шейные платки. Подглядели это аксессуар северные мореходы у иноземных моряков.

Пестрядь

Рубаха в крупную клетку из полос белого, синего и чёрного цвета. Напоминает «шотландку». Интересно, что на Руси только поморы носили клетчатые вещи. Возможно, сказались частые контакты с британскими моряками, которые начались с середины XVI века.

Поморы — северяне и переселенцы

Первыми поселенцами Севера стали саамы, которые оставили после себя памятники древнейшей культуры — наскальные рисунки и лабиринты в каменных пещерах. Нельзя исключать, что именно они составили часть предков современных поморов, однако гораздо более значимую роль в формировании нового народа сыграли жители другого региона.

В начале IX века начинается освоение северных земель новгородцами. Происходило оно медленно, а народ перебирался на новые территории неохотно — слишком бедными были почвы, слишком суровым климат. В 988 году на Руси было принято христианство, что закрепилось как господствующая религия.

Именно это стало толчком к массовым переселениям на север. Многие люди не хотели отказываться от прежних верований, кто-то подвергался гонениям, а потому вынужден был покинуть родные места и отправиться туда, где сможет чувствовать себя свободным человеком.

Юрий Васендин «Старый помор»

Поскольку в Поморье собиралось немало язычников, долгое время хранивших исконную религию, даже в XIX веке многие жители этих земель являлись приверженцами обрядов и традиций, что в центральной части России уже давно ушли в прошлое. Поморы славились своим мастерством изготовления различных оберегов и ритуальных предметов.

В XVII веке в Поморье появляется новая волна переселенцев. Теперь это были противники реформ патриарха Никона. Старообрядцы и староверы бережно хранили свою культуру, а потому даже сегодня некоторые обычаи поморов кажутся загадочными и близкими к старинным временам.

Российский документалист стал интернет-знаменитостью

Имя Дмитрия Васюкова пока мало говорит отечественному зрителю. Но его четырёхсерийная картина «Счастливые люди» по праву может считаться народным хитом, несмотря на то, что она ни разу не была показана на телевидении и у неё не было масштабной рекламы.

«Парадокс». Феномен успеха документального проекта «Счастливые люди»

Документальный проект «Счастливые люди» в рубрике «Парадокс». «Индустрия кино» от 21.03.14
Дмитрий Васюков нащупал очень важный для каждого русского человека нерв – желание знать, как на самом деле живут люди в его родной стране. Далеко от столицы, в тайге, в нечеловеческих условиях дикого холода – такие же люди, как мы с вами. Трудятся, радуются и размышляют. «Счастливые люди» – название оказалось очень метким. Более того, о том, что такое быть счастливым человеком в России, узнали и за рубежом – не без помощи прославленного Вернера Херцога. Васюков рассказал о сотрудничестве с легендой документалистики: Диск со своим фильмом я отдал Тимуру Бекмамбетову, тот отвёз его в Америку и отдал нужным людям, в том числе продюсеру Вернера Херцога. Когда он собрался смотреть мой фильм, к нему как раз на 15 минут заехал Вернер. Херцог увидел фильм и попросил не выключать — и они вместе просмотрели все четыре часа. После чего Вернер, поскольку у него русская жена из Екатеринбурга, сумел найти меня через Skype. Он мне сказал: «Я смотрел твой фильм, хочу, чтобы его увидели на Западе. Я ничего не буду особо менять, только подкорректирую хронометраж, музыку и закадровый текст». Вернер его сам написал и зачитал».
Название фильма «Счастливые люди» превратилось в бренд, проект. В рамках этого проекта Дмитрий Васюков не так давно закончил ещё один фильм – «Поморы», на этот раз полнометражный. Тема и идея – те же самые. Изменилось только место – теперь это Архангельская область. Суровые рыбаки, живущие в полузаброшенных деревнях. Мастера по изготовлению лодок. Священник, строящий храм в помещении бывшего советского клуба. Всех этих людей объединяет лишь то, что они продолжают трудиться и жить так, словно больше нет никакого другого мира. Даже если другим это кажется странным. Васюков представил свой фильм:У меня в голове крутились мысли об освоении России как страны. Поэтому без рассказа о Белом море, о том, как с Новгорода началось наше продвижение с запада на восток, было просто не обойтись».
Фильм «Поморы» был показан на ряде фестивалей, но в российский прокат никем куплен не был. Тем не менее, за несколько лет своего существования проект «Счастливые люди» приобрёл немало поклонников. Это даёт Дмитрию Васюкову повод не только надеяться на продолжение работы, но и на народную поддержку – в виде краудфандинга следующего фильма. На этот раз – об Алтае:Прошлым летом мы с сыном были на Алтае, я искал героев, места для съёмок. Меня иногда спрашивали при знакомстве, зачем я это всё делаю. Я говорил, что собираюсь снять фильм об Алтае, на что мне ответили: «Ты лучше сначала посмотри «Счастливых людей», а потом к нам приходи!». И когда я сказал, что я и есть тот, кто снял «Счастливых людей», отношение изменилось. Это как визитная карточка, с людьми стало легче общаться».
Четыре тысячи километров уже проехал Дмитрий Васюков в поисках материала для двухсерийного фильма об Алтае. Найдены главные герои картины, среди которых музыкант-хиппи, плотник-старообрядец, философ, пастух и пасечник по прозвищу Борода. Объявленный Васюковым краудфандинг поддержало более 500 человек, среди которых известный писатель Борис Акунин. За месяц собрано около миллиона рублей, но на фильм нужно порядка четырёх миллионов. Дмитрий Васюков, подобно героям своего проекта «Счастливые люди», терпеливо ждёт возможности продолжить работу.

Вернер Херцог,
Дмитрий Васюков

Новинка

Поморы: русские покорители северных земель

Русский север всегда привлекал путешественников и исследователей. И не только из-за необыкновенной природы, живописных пейзажей и удивительного местного колорита. Настоящим сокровищем Севера является его народ — поморы. Эти люди сохранили свою уникальность, хотя время идет и исторические эпохи меняются.

Долгие годы борьбы с силами природы закалили темперамент поморов, укрепили их дух и обеспечили им особое место среди народов России. Более того, освоение Севера помогло сделать его русской землей, поэтому вклад поморов в развитие своей родины неоценим.

Кто они — представители этих людей? Где они живут? И как они завоевали территории, которые сегодня являются для них родными?

Загадка поморов

Так кто же такие поморы? С 90-х годов прошлого века появились две противоположные точки зрения, которые неоднократно приводили к ожесточенным спорам. Согласно первой, поморы — древний народ, потомки вольных новгородцев, издавна живших на берегах Белого моря. Им не удалось создать собственное государство, потому что Москва подчинила себе сначала Великий Новгород, а затем Поморье. Тем не менее, поморы сохранили свой вольнолюбивый характер и образ жизни, что отличало их от жителей других регионов России. В отличие от остальной страны, поморы не подверглись монголо-татарскому игу и крепостному праву, а их народ всегда отличался гордым и независимым менталитетом.

По мнению сторонников теории «поморы — самостоятельный народ», жители побережья Белого моря были полностью грамотными. Язык, на котором они общались, называется «поморская говора». Есть поморские русские словари и даже литература на «говоре», хотя она не спустилась из глубины веков, а появилась лишь в последние двадцать лет. Помимо языка, поморы всегда отличались особой честностью: Они никогда не запирали свои дома на севере и ни у кого не воровали. Померанцы также были уникальными моряками, ведь их лодки, по мнению сторонников теории, были лучше приспособлены для плавания в полярных льдах, чем современные ледоколы. Поморяне путешествовали по Северному Ледовитому океану задолго до европейских исследователей, и рукописные дневники поморян заменяли им карты.

Но согласно этой теории, свободные поморяне были подавлены. Петр I запретил нары и заставил поморов строить ловушки по голландскому образцу. Тем не менее, поморы путешествовали по Европе на повозках и яликах, добрались до Англии и торговали с Норвегией, которая была захолустной. Благодаря этим контактам, поморы духовно ближе к жителям Скандинавии, чем к остальной России. И они должны рассматриваться как отдельный народ, а не как часть русского народа.

Очевидно, что эти рассказы сильно преувеличены и полемичны, а их сторонники применяют избирательный подход к широкому спектру исторических данных, то есть обращают внимание только на то, что говорит в пользу их понимания. Более того, они не отделяют установленные факты от домыслов и предположений, тем самым превращая прошлое Померании в некую фантазию

Но мы не должны пытаться сваливать все в одну кучу: Сторонники «поморского возрождения» разнообразны; не все они так однозначны.

Сколько всего поморов?

По данным Всероссийской переписи населения 2002 года, 6 571 человек называют себя поморами. По данным переписи населения 2010 года, там проживает 3 113 человек. Перепись населения 2020 года была перенесена на 2021 год.

Существует и противоположный взгляд, который также искажен и упрощен. Согласно этому, поморами назывались только жители побережья Белого моря от города Кеми до Онеги, но на самом деле они были поморцами. Поморы не упоминаются в древних хрониках. Поморие никто не завоевывал, оно мирно вошло в состав великой России. Архангельск изначально был суверенным городом, а не столицей независимого княжества, и не имел прав веча.

Когда речь заходит об отсутствии крепостного права, критики требуют уточнения терминологии. На севере не было земель, но местные жители были крепостными царя или монастыря, а не свободными гражданами, которые могли идти куда хотели. Например, для поездки в Москву Ломоносову пришлось оформить паспорт, а когда срок его действия истек, будущего великого ученого на некоторое время стали считать «беглецом», как простого крестьянина, сбежавшего от хозяина.

Брус, глаголь, два кошеля

Так мог бы называться фильм Гая Ричи, родись он на Русском Севере, но режиссер англичанин, а так назывались жилые дома поморов. Основной материал для них — дерево: такие дома органично вписывались в природный ансамбль, дополняя его.

Разнообразие жилых построек на Севере очень велико, но их главная, уникальная особенность  объединение жилой и хозяйственной частей в одно сооружение — дом-двор. Такие дома обычно вмещали несколько изб (от 4 до 6), в них жили семьи, объединенные родством, именно поэтому северные дома принято считать родовыми гнездами.

Может быть интересно

Хозяйственная часть дома вмещала конюшни, хлева, сеновалы, навесы для инвентаря и колодцы. В условиях долгих и холодных зим такой дом позволял выполнять большинство хозяйственных работ, не опасаясь суровой стихии. От того, как были расположены жилая и хозяйственная части, зависел архитектурный тип дома: брус, глаголь или кошель.

Дом-брус. Фото из книги А. В. Ополовникова и Г. С. Островского. Русь деревянная. Образы русского деревянного зодчества. Издательство «Детская литература», Москва, 1970. Источник

Самый распространенный тип дома-комплекса — брус. Жилые и хозяйственные помещения в нем спланированы в вытянутый прямоугольный сруб наподобие бруса, покрытый единой двускатной крышей. Жилая часть всегда обращена лицом «к миру» (улице, дороге, водоему) и богато украшена, хозяйственная же часть выходит на задворки.

Дом-глаголь. Деревня Карпово, Кенозерье. Фото М. Зака. Источник

Второй тип называется глаголь — по форме плана, где жилая и хозяйственная части дома образуют букву Г.

Дом-кошель. Дом Ошевнева. Музей «Кижи». Источник

Самый интересный тип дома — кошель. Двор в нем стоит рядом с жилой частью и покрыт с ней единой двускатной крышей. Скаты кровли неодинаковые: короткий скат покрывает только половину жилой части, а длинный — вторую половину и весь двор. В отличие от бруса кошель обращен к миру не узким боковым фасадом, а широкой стороной. Эти дома-дворы огромны и впечатляют не только монументальностью, но и красотой замысловатых резных узоров.

Становление поморов как народа

Непосредственно формирование народа из местных племён и новоприбывших поселенцев начинается приблизительно в XV-XVI веках. Большинство поморов занималось рыболовно-зверобойным промыслом.

Нередко в сезон строились несколько изб на побережье. Они вмещали несколько лодок, что были рассчитано на 7-10 человек. Со временем такие миниатюрные селения начинали разрастаться, становиться постоянными, что и дало начало появлению поморских деревень.

Рыбный промысел стал основным в регионе. Поморы успешно вели торговлю как с русскими, так и с норвежскими народами. Это позволяет им активно развивать отношения с соседними племенами, а также включиться в систему внутреннего рынка России уже в XVII веке.

Кроме того, у поморов были свои “хитрости”, что успешно использовались в рыболовстве. В своей книге “Морские промыслы на Мурмане” А.П.Энгельгардт пишет:

Поморы. Литография из альбома «Россия в картинах»

Как снимались Счастливые люди

В Бахту Васюкова привело знакомство – жить туда уехал друг его партнера. Изначально Дмитрий собирался снимать фильм именно о рыбаках, по бумагам он проходил под рабочим названием «Енисейские рыбалки». Когда автор начал обживаться на месте, рыбацкие истории стали отодвигаться на второй план. Новая и значительно более мощная тема была продиктована самим материалом.

Итогом работы стало 4 серии – по одной на каждое время года. В них описывается жизнь таежных охотников, которая отчасти противопоставляется миру городских обывателей, живущих совершенно иначе. По словам Васюкова, он пытался показать, что в Бахте люди в некоторых аспектах существуют как в каменном веке. И в то же время автор не считает своих героев пришельцами из прошлого. Ему кажется, что именно так должны жить люди в будущем. Конечно, если это будут счастливые люди.

Чтобы снять все четыре сезона, Васюков с оператором прожили в тайге целый год. Средства для этого были – государство выдало грант на съемку фильма, потому что его посчитали социально значимым проектом.

«Счастливые люди» получили признание, в том числе, и за рубежом. Работа понравилась знаменитому немецкому режиссеру Вернеру Херцогу, который, по его собственным словам, споткнулся об этот фильм. Херцог полностью переозвучил его, сократил до 90 минут и выпустил международную версию под названием «Счастливые люди: год в тайге».

Так почему же цикл фильмов называется именно «Счастливые люди»? Это название появилось уже после того, как Васюков вернулся в Москву, и оно полностью отражает его собственное мнение о бахтинцах. Главное ощущение, которое он хотел передать в фильме, заключается в том, что таежные охотники – это счастливые люди, и жалеть их не нужно. Автор терпеть не может страданий по поводу несчастной глубинки нашей страны.

Эти люди счастливы именно потому, что до них не добрался технический прогресс. Они не имеют возможности одним звонком заказать себе пиццу. Им постоянно нужно что-то делать руками и результаты труда всегда перед глазами. А мы можем спокойно жить в «парализованном» состоянии – чем больше вокруг нас удобств, тем меньше мы шевелимся. Так кто же живет настоящей жизнью?

После 4 серий про охотников с берегов Енисея в 2013 году у Васюкова вышел большой фильм про поморов – жителей русского севера. Его он снимал при поддержке Русского Географического Общества.

Магия моря

Таинственнее чужеродных земель, населенных карелами и лапландцами, для помора – только море. Царство смерти. И путешествие по нему – испытание смертью на «судах» – семантически напрямую связанных со страшным судом. Человек вступает в поединок со стихией, показывая на что способен. Настоящие герои-мореплаватели возвращаются домой «преображенными», а самозванцы погибают в морской пучине. При этом поморы относились к морю с большим уважением. Они никогда не говорили «погиб» или «утонул», а «море взяло», и осуждать его не людское дело. Море справедливо и его решение следует принимать – взяло, значит, так надо было.

Заключение

Русский Север сумел сохранить настоящую русскую самобытную культуру по ряду исторических причин и благодаря природным условиям этой земли. К сожалению, прослеживается давняя тенденция к опустошению северной деревни: сначала в 1950-е — в период признания практики преобразования колхозов в совхозы ошибочной, затем во время хрущевской ликвидации «неперспективных деревень», когда жители переселялись в «перспективные» укрупненные поселения. Без поддержки со стороны государства северная деревня погибает: молодежь уезжает в крупные города за лучшей жизнью, а памятники многовековой русской культуры разрушаются и приходят в запустение. Осознание, что наше поколение может стать последним, которое застало Русский Север в его уходящем величии, должно побудить население к волонтерской деятельности и желанию работать на своей земле, а региональные власти в связке с центром — к созданию инициатив, направленных на восстановление северной деревни, и к сохранению подлинно русского исторического наследия.

Список источников

  • www.rara-rara.ru
  • knife.media
  • worldofhistory.ru
  • uhistory.ru
  • cyrillitsa.ru
Оцените статью
Охотничий портал
Добавить комментарий